Мода под влиянием спорта


Chanel спортивный набор: кардиганы долгий и маленький, маленький пуловер, облегающие штаны, ремень, берет. Коллекция pret-a-porter осень-зима 1993/1994г.г.

Пройдя путь от старинной лапты, тенниса, вело- и мотогонок, танцев Айседоры Дункан, восхваляющих красоту тела, и дойдя до современного спорта, XIX и XX века ознаменовались воцарением истинного культа спорта. Вначале служащий избранникам спортивной фортуны, но ставший с течением времени наиболее демократичным и фактически всеобщим этот культ диктует правила удобства и наибольшей свободы движений, стремится к созданию специального гардероба, отвечающего его техническим требованиям. Спортивная одежда становится в неком роде « облачением священнослужителей» культа спорта. Форма, предназначенная лишь для физических упражнений, казалось бы, далека от обычных городских элегантности и изящества. И, тем более, с 20-х годов до наших дней нескончаемые законы моды пробуют просочиться в этот изолированный мир. В свою очередь, образ жизни, появившийся под влиянием развития спорта, меняет моду, и меж спортивной формой и городской одеждой инсталлируются новейшие, тотчас совсем нежданные связи.

Сильно упрощая можно сказать, что секуляризация равномерно развивалась в течение века. Начало положили адаптации в разных формах спортивного духа, которые привели в крайние десятилетия к полной интеграции спортивной одежды в городской гардероб. В 20-е и 30-е годы такие кутюрье, как Chanel, Patou, Schiaparelli интуитивно угадывают ожидания покупательниц, перешедших с положения женщины-вещи к вольной даме, но по-прежнему озабоченной желанием смотреться элегантно.

Дизайнеры воплощают эти рвения в повседневной одежде, вполне соотносясь с аспектами убежденности и свободы, присущими одежде для спорта. « Современная мода обязана сочетаться с понятием «СПОРТ», -пишет в Vogue Lucien Lelong. -Она обязана отвечать требованиям активного вида жизни… Мода обязана быть «ПРОСТОЙ» … линия незапятанной и ясно подчеркивающей вольный ритм современной походки»…

Уже сначала 10-х годов Chanel отлично это сообразила, осмелившись носить вязаные изделия и создавать дамские костюмы упрощенного кроя из джерси - материала, которым до этого дизайнеры пренебрегали по причине его дешевизны. Она уверяет владельца собственного магазина месье Rodier, очень аккуратного по натуре, что вязальная машинка захватит мир, и оказывается права! Конкретно благодаря Chanel джерси получит всеобщее признание. Ей также принадлежит появление в женском гардеробе брюк. Она постоянно именует их эмблемой спортивной современности, предвосхитив фуррор унисекс- моды и появление джинсов в 60-70-х годах. Она указывает в Лидо свои 1-ые пляжные костюмы; дополняет свои изделия девайсами из шерстяного джерси, шапками и шарфами, которые скоро стают очень популярными у занимающихся зимними видами спорта.

« Единственная революция - это спорт», - подчеркивает Armand Lanoux в 1925году. И эта революция становится истоком всех других. «Сумасшедшие годы» со стадионами, боксом и гольфом, теннисом, лыжами и морскими купаниями; «Голубой поезд» - хореографическая опера, придуманная в 1924 году Дягилевым и Кокто, опера в какой плясали настоящие спортсмены и спортсменки в спортивных костюмах от Chanel.

Пристальный взор на спорт стал важным источником вдохновения, наполнившим все творчество Patou. Проницательный в современным веяниям, он создает целую палитру одежды: платья, куртки, юбки, скромные по крою, но нескончаемо стильные, предназначенные для дам, которые желают смотреться спортивно, в духе современной моды, хотя единственное «упражнение», которое они себе разрешают - пройтись пешком от машинки до отеля. Patou обращается к этому легкомысленному гардеробу, не теряя из виду многофункциональную строгость и удобство, свойственные спортивной одежде. Визитная карточка стиля Patou -плиссированные шелковые юбки, именитые свитера из мягенького джерси, пуловеры с треугольным вырезом горловины, полосатые блейзеры, моментально ставшие любимой формой игроков в крикет.

«Мои модели, - произнесёт Patou в 1924г. Одной южноамериканской журналистке, - придуманы для занятий спортом. Я делаю одежду, на которую так же приятно глядеть, как и носить, и которая дозволяет полную свободу движений; (…) Спорт, как вы сможете увидеть, оказывает большущее влияние на моду для дам, так свитера в данный момент столь же актуально носить вечерком, как и днем».

Patou скоро соображает, что спортивная одежда и купальники, коим он должен львиной долей собственной славы, стают полноправными членами городского гардероба. На первом этаже собственного парижского дома он открывает «Спортивный уголок» - спец магазин одежды и аксессуаров для самых фаворитных в то время видов спорта и отдыха: плавания, гольфа, лыж, тенниса, верховой езды и рыбалки; сразу в Довиле он открывает бутик вполне посвященный купальным костюмам и одежде для пляжа.

Подходя к вопросцу сотворения вещей для спортивных занятий максимально серьезно, Patou без колебаний следует советам экспертов - узнаваемых спортсменов Suzanne Lenglen и Phillis de Janze. Стоит остановиться подробнее на показательном примере с купальниками. Дизайнер создает два направления: одни купальники предусмотрены для реальных пловчих, а остальные - для голливудских наяд, которые борьбе с волнами предпочитают нежиться на солнце либо предаваться мечтам под пляжными зонтами Довиля.

Это смешное различие проливает свет на две грани творческого «романа» Patou со спортивной одеждой, который шаг за шагом приближает её к нормам обыденности. Для моделей, предназначенных вправду для плавания, он заказывает у именитых суконщиков с севера Франции создание новейших тканей, устойчивых к влиянию морской соли и сохраняющих хорошие наружные свойства. Это рвение отыскать материал вполне отвечающий всем особым требованиям и решительное желание соединить в одной вещи изящество и функциональность, подчеркивают революционный характер работы Жана Пату. Его концепция моды близкая южноамериканскому взору, 20 лет спустя и в несколько другой обстановке приобретет впечатляющий размах в работах Claire McCardell. Не случаем, в 1926году журналистка из Нью-Йорка назовет Patou « единственным французским дизайнером владеющим южноамериканским менталитетом». Это признание просит, но, неких уточнений. Ежели разглядывать творчество Patou в нюансе, который мы условились именовать «секуляризация спортивной одежды», то следует сказать, что он, как и Chanel, активно привносит в моду спортивный дух, и тут речь идет о потрясающей революционности происходящего, так как его одежда предназначена для богатых представителей высшего света, еще не забывших рюшечки и оборки XIX века и восточные варианты Poiret. В то время как южноамериканская мода обычно наиболее функциональна и обращена к обществу, игнорирующему расслоение на классы в европейском понимании слова. Как разъясняет дизайнер Geoffrey Beene: « Создатели южноамериканской моды первыми откликнулись на нужды современных активных дам. Опыт научил нас делать комфортную одежду. У нас долгая история работающих дам, восходящая ко времени первых переселенцев».

Традиция естественной функциональности и непринужденности крепко записана в генах южноамериканской моды. Южноамериканская спортивная одежда не имеет своим истоком движение секуляризации спортивных вещей, которое типично для европейской моды первой трети XX века. Быстрее это рвение прикоснуться к своим корням, которое отыскало свое более успешное выражение в 40-50-х годах в работах Claire McCardell.

С юношеских лет близкая к миру спорта, в 1926-27 г.г. она училась в Париже и скоро освоилась в мире моды. В собственных работах Claire будет стараться соединить французскую элегантность и южноамериканский прагматизм, создавая утонченную готовую одежду для спорта, которая станет благодаря Claire « American Look».

Проф правила McCardell просты и не содержат секрета: «Мы специализируемся на том, что любим больше всего. Для меня это Америка. Её наружность и её дух. Это свобода, демократия, непринужденная манера поведения. Это хорошее здоровье. Одежда может все это выразить». В том же русле, хотя и в остальных критериях, в Европе работали Chanel, Patou, а позднее и в несколько анекдотичной манере -Madam Gres в 1936 и Balmain в 1945. Но у McCardel южноамериканские корешки. Она работает для Америки и выдумывает вещи не для великосветских богачей, а для деятельных и благополучных дам новой южноамериканской буржуазии 40-50-х годов, к которой принадлежит сама. Для собственных сестер из среднего класса она желает большего, ежели очевидная спортивная одежда без изысков, к которой они привыкли. Её основное желание - создавать вещи практичные, но неповторимые и при всем этом отлично приспособленные для серийного производства, и, следовательно, менее дорогие. Верная духу собственной страны и времени в течение 20-и лет McCardell будет применять собственный талант изобретателя и новатора для заслуги свещенной цели - отдать жизнь новой, безупречной манере одеваться. Из сферы спорта она заимствует такие ткани, как вельвет и парусина; модели - зауженные штаны со штрипками, шерстяные шапки-шлемы, купальники без базы из китового уса, эластичные ленты и балетки, акробатические трико. А в крое классического дамского костюма она предпочитает соблазнительный удобство плиссировок и косых линий, свойственные моделям Patou и Vionnet; она до предела употребляет все способности излюбленных вариантов кроя, придающих « Clair's girls» непринужденный вид и вольную походку.

Для McCardell безупречная одежда та, которую дама с полным комфортом может носить утром до вечера и при всех обстоятельствах. Это платье, просто последующее с прогулки на работу, из кухни в гостиную, с ранешнего утра и до полуночи, оставаясь при всем этом прекрасным и актуальным. Южноамериканская мода - вольная и непринужденная - получает благодаря McCardell то, что ей до этого так не хватало - изящество и элегантность. « …взгляд McCardell довел до совершенства представление о свободе современной южноамериканской дамы в её возможности смотреться «школьницей», но изящной и престижной, спортивной и стильной одновременно». Таким образом McCardell стала основоположницей стиля, называемого « American Look», влияние которого окажется удивительно мощным и длительным. Из её практичного и непринужденного стиля выйдут все южноамериканские дизайнеры 70-90-х годов, Geoffrey Beene, Calvin Klein,Donna Karan, Ralph Lauren, Isaac Mizrahi - все они наиболее либо менее последовательно продолжили философию McCardell . Со взрывом популярности спортивной одежды в послевоенной Европе южноамериканская концепция моды начнет вести непрекращающийся спор за лидерство. Стиль « American Look» возник во Франции в 1944году совместно с дамами южноамериканской армии. « Они были безупречны, с прекрасной ухмылкой, великолепной кожей и ухоженными волосами…» - слова французской современницы, восхищенной элегантностью, здоровьем и спортивностью американок.

В освобожденной Европе дамы схватили непринужденный стиль «US» - мужские рубахи завязанные узлом на животике, узенькие брючки. Юные жительницы Парижа и пригородов, в 1945-46 танцевавшие на вечеринках - руки в карманах широких юбок, рукава хлопковых блузок закатаны по локоть - может быть они тоже восприняли стиль McCardell, незаметно витавший в воздухе.

Отныне, привитый на древо европейской моды, южноамериканский спортивный стиль не прекратит её изменять и развивать с разной интенсивностью, но и с завидным постоянством. В феврале 1947 года диоровский «New-Look» на несколько сезонов поднимет на высоту непринужденную элегантность. Спор моды и спорта, на время стихший, но не произнёс еще собственного крайнего слова.

Этот поворот назад к высочайшей моде отдал спорту возможность упрочить свою автономию и не следовать моде очень рьяно. В 50-х годах рядом с местом высочайшей моды и готового платья покажется новый мир -одежды для спорта.

Тихо, в стороне спорт развивается, совершенствуются особые технологии, новейшие требования ведут к активным исследованиям в текстильной индустрии. Компания Du Pont в 1959году получает патент на лайкру. Это открытие окажет большущее влияние на всю следующую моду. Нежданно нахлынувшие шестидесятые, roading sixties, поколение, отметающее имеющиеся ценности требующее полной свободы. В первый раз молодежь отстаивает свою моду, моду, которая сразу отвергает и буржуазные условности, и чрезмерную элегантность и женственность. И все это совместно с бурно возрастающим вниманием к спортивному отдыху, в особенности влияние 60-х коснулось плавания и лыж, которые стали намного демократичнее, также всех видов активного отдыха на открытом воздухе. «Быть, а не казаться. Выражение своей значимости. Проявление собственного «Я» через танец, релаксацию, телесную выразительность». Возвращение к вольному, спортивному телу отпечаталось на моде этих годов, началась эра известного вязаного джерси от Sonia Rykiel. На поднимающейся волне моды на унисекс Daniel Hechter создает красочный молодежный стиль, навеянный спортом, основным образом теннисом. Denise Fayolle превращает южноамериканский спортивный стиль в реальный шедевр: умнейший стиль “Prisu”!Возникают 1-ые body от Courreges, скоро получившие заглавие «вторая кожа». Одежда 60-х создается для движения вольного и легкого -это 1-ое, что кидается в глаза с фото данной эры. « Мои модели предусмотрены для всех дам, ведущих сходный стиль жизни - спортивный и здоровый», - говорит Courreges. Самая революционная коллекция весны 1965 года - «бомба Courreges» - вдохновленная юностью и изготовленная для юных, потрясающе передает динамичный образ спортивной особы в белоснежных сапогах и перчатках, прекрасной, уверенной в себе юный девушки. Спортивный дух данной коллекции был подчеркнут импровизированными спортивными танцами, которые манекенщицы исполнили во время дефиле. Куртки на клавишах, регбистские шорты, непромокаемая виниловая одежда с мягенькой флисовой подкладкой - Все это у Courreges говорит о даме, флиртующей со спортом.

Пример дизайнера Michele Rosier также очень показателен и соответствует духу времени. Её мама - Helene Gordon-Lazareff - основоположница журнальчика « Elle». Детство Michele прошло в Америке, в стране Claire McCardell. В 1962году она создает марку “V de V” ( Vetements de Vacances) - «Одежда для отдыха». В самом заглавии уже заключена програмка. Пионер спортивной одежды во Франции Michele Rosier считает, что «новинки распространяются не в бюро, а в выходные и на каникулах». Она начинает делать комбинезоны и брюки на ватине, куртки-анораки, источником вдохновения для её городской одежды служит спортивный гардероб, при всем этом её модели различаются гламурностью, которую придают нежданные детали - так комбинезоны она украшает люрексом. Мысль летного комбинезона будет потом не один раз повторена, недаром октябрьский номер 1984года “Jardin des Modes”будет озаглавлен «Взлет комбинезона». У Michele Rosier, может быть в первый раз в истории, предмет спортивной одежды становится предметом городского гардероба, фактически не изменившись. Южноамериканские журналисты не ошиблись, объявив творения Michele Rosier «самыми продвинутыми в мире». И, непременно, самыми пророческими! Rosier убеждена, что одежда для спорта и отдыха провоцирует создание новой городской моды. Наилучшее доказательство - летная куртка, ассимилированная для лыжного спорта, она скоро станет неотъемлемым предметом городского гардероба. В 70-80-х возникает новая тенденция: спортивная одежда плавненько переходит в городскую и самые именитые кутюрье употребляют этот парадокс в собственных работах.

В эти годы спорт популярен как никогда до этого. Дамские журнальчики осыпают собственных читательниц советами, как похудеть и сохранить стройную фигуру, занимаясь утренней гимнастикой. Фото во всех изданиях показывают различные спортивные ситуации, чтобы показать спортивную одежду со всех сторон. Все занимаются спортом. И с энтузиазмом! На буме популярности - тренировочный костюм от Le Coq Sportif, чем далее, тем более солидным становится носить в городке спортивную одежду. До этого «спорт - это был спорт, а мода - совершенно другое дело». Но… Именитые трико от Repetto стают все наиболее популярными, они эффектны и удобны, а пуховики, в каких лыжники спускаются с гор, еще легче, чем томные классические пальто. Так спортивная одежда врывается в городскую жизнь и дизайнеры, подхваченные данной волной, стремятся насытить покупателей, до бесконечности варьируя самые удачные модели.

Пуховик, превратившийся в городскую куртку, есть сейчас фактически во всех коллекциях. В декабре 1985года «Jardin des Modes» отметит: « Thierry Mugler 2-ой год подряд представляет лыжную коллекцию: «мускулистые» куртки ( с накладными карманами в форме грудных мускул), куртки, сильно затянутые на талии.»

Зима 1984-85, Anne-Marie Beretta следует тем же методом, представив восхитительный пуховик обшитый звездами.

В верхнем эшелоне высочайшей моды Saint Laurent указывает свою версию пуховика - из атласа цвета розовой фуксии, очень изощренную, вечернюю и такую «сен-лореновскую»! Тут также чувствуется дух спорта, но, может быть, это к тому же реминисценция известного «Атласного пальто» из слоновой кости, сделанного Charles James в 1939 и названного Сальвадором Отдали «струящейся скульптурой».

Этот «предок» пуховика назван в каталоге «400 Years of Fashion» музея «Victoria & Albert» культовым предметом поклонения 70-х годов. Рассматривая шире этот парадокс южноамериканское издание «Voque» подчеркнет родство меж лыжной курткой из нейлона и статуей Charles James .

Более суровые перевоплощения ждут старенькый унылый тренировочный костюм для гимнастических упражнений - он получит новенькую жизнь и блестящую карьеру.

Безупречная одежда для бега, он станет в центре внимания всех дизайнеров, а Saint Laurent создаст неописуемые вечерние варианты тренировочного костюма из бархата и шелка! Но ежели говорить о беге, то, естественно, прежде всего необходимо сказать о Sonia Rykiel. Её ансамбли - свитер+штаны - из бархатистого джерси, темные либо ярких «кислотных» цветов встряхнули пыльное клише буржуазной элегантности. Их носят утром до вечера. Их обожают за нежнейший удобство и тепло, также за радостные надписи и калоритные стразы, которые придают вещам наряженный вид. Они практичны, просто стираются и нескончаемо изящны.

В конце 70-х годов стиль «свободного тела», появившийся в 60-е, равномерно уступает место новому движению - сейчас уже не довольно ощущать себя уютно в собственной своей шкуре. Отныне необходимо «строить» себя, качать мышцы, чтоб придать телу безупречный вид. Настало время борьбы за прекрасную скульптурную форму, и городские тротуары стают любимыми площадками для занятий новейших атлетов. Ранешным с утра и вечерком опосля работы повсюду в городке можно созидать бегунов-одиночек с плеером и наушниками. Тренировочный костюм становится эмблемой новой идеологии безупречного тела, эмблемой, не знающим ни границ, ни соц барьеров.

Сразу с приходом нового стиля вновь возникает неувязка материала, способного удовлетворить все современные требования. Как повысить упругость натуральных тканей, таковых как шелк, лен, хлопок? Естественно, уже существует лайкра, но пока её считают подходящей лишь для купальных костюмов. Крайние пробы в этом направлении сделал в Америке Giorgio Di Sant'Angelo, но его платья из джерси для спортивных танцев вызвали быстрее разочарование, ежели приятие. В1984году Marc Audibet для боди Leotard изобретает ткань, растяжимую и вдоль, и поперек, владеющую всеми свойствами, необходимыми для сотворения спортивной и городской одежды, не сковывающей движения. Это изобретение стало источником настоящей революции, выйдя далековато за рамки действия, касающегося только текстильной индустрии, позволив выполнить самые дерзкие опыты. Появление нового типа ткани открыло эру стрейч-моды. Отныне неподменная, эта ткань станет коньком для дизайнеров 80-х и окажет большущее влияние на следующее десятилетие.

Гламурный дамский силуэт у Azzedine Alaia, может быть, не наводит на мысль о спорте. Но посреди длинноватого перечня вещей, сделанных сиим дизайнером, не стоит забывать облегающие штаны, мелкие пуловеры, велосипедки, боди на молнии и без - все очень практичные и подходящие для всех критерий.

Весной 1990года Karl Lagerfeld с хулиганской наглостью преобразует известный дамский костюм Chanel: облегающий верх, вполне отделанный белоснежным кантом, становится похож на комбинезон для подводного плавания, низ - велосипедные шорты! И все это в сочетании со спортивными перчатками и черно-белыми кроссовками для велоспорта.

Начало 80-х годов ознаменовало появлением padding, напрямую взятого из облачения для хоккея на льду и южноамериканского футбола. Thierry Mugler, Claude Montana, Anne-Marie Beretta стали реальными чемпионами по выпуску этих новомодных безразмерных моделей. « Это спортивная супер-форма. Одежда, взятая из мира спорта, выигрывает соревнование по красе и очарованию», - пишет «Elle» в феврале 1982, представляя ансамбль из набивного поплина от Claude Montana: безразмерные футболки, одна поверх иной, с большими плечами ( прямое заимствование из формы для южноамериканского футбола) в сочетании с маленькими брюками, стянутыми под коленями, финишный штрих к ансамблю - кожаная каскетка от Jean Barthet. Для Thierry Mugler, обожающего танцы и культуризм, спортивный зал очевидно становится частью творческой вселенной. Его комбинезоны «астральное тело» из незапятнанного габардина с анатомическими швами, кажется колеблются меж формой для фехтования и костюмом для астронавтов.

Как и у Thierry Mugler, у Jean-Paule Gaultier заимствования из мира спорта полны зрелищности, театральности, но на наиболее легком, ироничном уровне. Gaultier владеет классным талантом смешивать разные жанры, спорт для него таковой же объект для манипуляций, как и все остальное. Он дозволяет себе все и делает это с наслаждением: боксерские шорты, различные интерпретации куртки-парки, классный комбинезон, изготовленный на базе комбинезона летчика-истребителя, в каком Gaultier сохраняет даже особые ремни, служащие для предотвращения действия атмосферного давления. Gaultier обладает секретом неописуемого альянса - балетная пачка и редингот с молниями на бедрах, платья он дает носить с ботинками Converse, а шапочка для купания в стиле Esther Williams отлично дополняет красноватое пальто из непромокаемой ткани и колготки, расшитые блестками… В 1983 году в его коллекции покажется явный намек на рэп-культуру и это полностью в духе времени - смесь спорта и улицы. И в конце концов в 1994году входит в моду линия JPG (Jean-Paule Gaultier) спортивной направленности - молодежная одежда колоритная и всепригодная, при всем этом не драгоценная.

Незначительно в другом ключе, но все с теми же юмором и дерзким нарушением правил «хорошего вкуса» работает Lamine Kouyate Badian стилист Xuly-Bet, создавая одежду из всего подряд, начиная с остатков разных тканей. В 1994году он создает городскую коллекцию, главной темой которой является футбол, а макетом моделей - спортивные футболки Puma. Они напоминают вещи из коллекции 1967года Geoffrey Beene - длинноватые вечерние футболки из джерси, увенчанные большими знаками, как на форме для южноамериканского футбола. Хотя эти уступки спортивным тенденциям у Geoffrey Beene смотрятся быстрее заигрыванием с южноамериканской культурой, в то время как Xuly-Bet принадлежит существенно наиболее радикальная секуляризация спортивной одежды - вполне потеряв свое изначальное предназначение, она становится средством выражения собственного взора на моду. Модифицированные, удлиненные сзаду и приталенные футболки Puma у Xuly-Bet стают платьем. «Чтобы себя показать, а не бегом заниматься» - вот новый девиз.

И в конце концов совсем нереально оценить широту движения секуляризации спортивной одежды в крайние десятилетия, не принимая во внимание важный вклад юного поколения. Конкретно благодаря ему с середины 80-х годов спортивная одежда стала принимать все наиболее городской характер. Молодежь отдала суровый толчок развитию самых неожиданных форм. Новый городской стиль родился в пригородах и тюрьмах Нью-Йорка, скоро распространившись фактически повсеместно. Он тесновато связан с появлением нового музыкального направления - рэпа и развитием уличного спорта - катания на скейт-бордах, роликовых коньках, также с волшебным влиянием на молодежь кумиров музыки и спорта. Этот многозначный источник создал свою систему - символику жестов, особенный внешний облик и одежду. Спортивная одежда не является больше чем-то особым, предназначенным строго для определенного вида спорта, сейчас её можно носить целый день и не принципиально при каких критериях. Поднятая до уровня знака, она становится разновидностью ритуальной униформы и символом клана, поточнее множества кланов, каждый со своими правилами, своим внешним обликом, секретом посвящения и своими чемпионами, которым поклоняются как полубогам. Может быть это более колоритное проявление секуляризации спортивной одежды.

В этом контексте по-настоящему принципиальной становится не одежда сама по себе, но марка, логотип, который значит признание «племенем» и принадлежность к клану. Запятая (Swoosh) Nike и три полосы Adidas - фавориты в этом мире, и влияние, поточнее тирания логотипов, проявляется время от времени с совсем неожиданной стороны.

Броский пример - коллекция Polo Sport от Ralph Lauren, элитного дома моды. Сначала 90-х Lauren решил сделать для собственных клиентов, большей частью «Wasp» (белокожие англо-саксы, протестанты), линию одежды для спорта - высокотехнологичную и изящную, в эстетике Ralph Lauren, очевидно. Феномен, но модели данной полосы кинулись раскупать обитатели пригородов от Bronx до La Courneuve, создав ей беспрецедентный фуррор. Приманкой тут послужил логотип Ralph Lauren - гарант высочайшего свойства. В этом случае не дизайнер оказал влияние на уличную моду, а напротив, молодежь, не рафинированные представители улиц принудили коллекция стать наиболее демократичной.

Как и Ralph Lauren, новый любимец тинейджеров Tommy Hilfiger умело поднялся на волне моды на марку, логотип: «…он умело раскручивает марку и оборот растет стремительными темпами», - пишут о нем престижные журнальчики. Как подчеркивает Liz Tilberis основной редактор журнальчика «Harper's Bazaar», Ralph Lauren и Tommy Hilfiger отлично поймали значимость узнаваемости логотипа. Присваивая символ, тотем мира роскоши тинейджеры разрушают невидимую социальную границу. Этот публичный парадокс, подхваченный фото в глянцевых журнальчиках, распространился от Нью-Йорка до Парижа, от пригородов до элитных кварталов, реально уравнивая публичные представления и нормы жизни молодого поколения. Вне зависимости от происхождения, все обращаются к одному знаку и создается чувство, что благодаря одежде сокращается разрыв меж различными соц классами. Новая спортивная мода, сделанная молодежью, стала бесспорным фактом 90-х годов. Она достигнула признания, так как, по словам Christian Lacriox « она является настоящим, чётким и броским отражением духа времени, который придает ей самостоятельность и законное право на существование».

Следование мифу о нескончаемой молодости не чуждо, без сомнения, подавляющему большинству людей, и может быть этот миф является настоящим движком моды. Тенденция молодости и спорта, охватившая моду, дозволяет различные опыты и немыслимые сочетания, а те, кого принято именовать «жертвы моды» без ужаса следуют всем новым указаниям. Так к примеру, крайние новинки Nike и New Balance оказались хорошим дополнением к платью Ann Demeulemeester. А новейшее создание Marc Jacobs для Vuitton -сумочка-браслет под заглавием « La Fayette Street» уже произвела фурор посреди нью-йоркских роллеров и стала жутко популярной.

Изящество либо спорт? Больше нет необходимости выбирать. Спорт в данный момент моден как никогда до этого. Кожаные и трикотажные толстовки, штаны для бега и высочайшие каблуки - все непревзойденно смешивается и модно в этом сезоне. Спорт покоряет моду просто и непринужденно. Вчера спортивные модели заимствовали детали из городского гардероба, сейчас повседневная одежда «грабит» спорт. И не будет ли сейчас справедливее говорить не о секуляризации спортивной одежды, а её превращении в полноправную часть городского гардероба?

Спортивная мода
Красота и здоровье
Образ жизни
Спортивная аэробика
Танцевальная аэробика
Силовой фитнес
Единоборства
Детский фитнес
Мягкий фитнес
Фитнес для беременных
Питание
Разное
comrads
Kaiser Tehnologie
МОНБЛАН

 
 
фитнес центр | спортивная аэробика | силовой фитнес | пилатес | танцевальная аэробика | единоборства | стрип аэробика |
фитнес для беременных
© 2007-2009 Фитнес-Центр «90-60-90»